Звезда «Подкидыша» Сергей Деньга: Позитив – самое главное для меня

Звезда «Подкидыша» Сергей Деньга: Позитив – самое главное для меня

Известный украинский актер Сергей Деньга в эксклюзивном интервью рассказал о съемках в новых проектах, актерской профессии в Украине и в Америке, а также о личном.

22 сентября в 17:00 на канале «Украина» состоится премьера 4-х серийного фильма «Подкидыш». Производством сериала по заказу канала «Украина» занималась компания «Mamas Film Production». Мы пообщались с актером Сергеем Деньгой, который сыграл главную роль хирурга-травматолога Андрея Додина, жизнь которого кардинально меняет маленькая девочка, появившаяся на пороге его квартиры и узнали много увлекательных деталей.

Сергей, расскажите о вашем герое в сериале «Подкидыш». Какой он для вас? Чем вам близок его характер?

По сценарию мой герой очень точный и очень четкий, даже, можно сказать, – человек-педант. И мне тоже это свойственно, так как я, по своей натуре перфекционист – я все люблю делать хорошо, мне нужно, чтобы все было ровненько, четко. Может быть в быту это лишнее, поэтому в обыденной жизни я стараюсь не обращать внимание на такие мелочи, как: насколько ровно лежат вещи. А мой герой именно такой, что для него важно, чтобы в этой чашке был такой кофе, а в этой – такой. То есть немного дотошный в этом плане. Может, поэтому он очень хороший хирург. Наверное, без этих качеств он не был бы таким профессионалом. Хотя в жизни я умею абстрагироваться, то есть пытаюсь на съемках быть четким, а в жизни намного мягче, все отпускать – пусть все идет само собой.

Расскажите о съемках – что интересного происходило? Может, с кем-то новым познакомились?

В принципе, всех актеров по картине я знал и со многими работал, с режиссером – это уже четвертая совместная картина – я его обожаю! Но есть, конечно же, какие-то нюансы. Это все-таки главная роль, хотя у меня и были большие роли, но тут – главная! Получается просто, что весь съемочный процесс отличается от ролей второго плана или больших ролей больших сериалов, ведь здесь очень короткий съемочный период и главная роль, а значит ты снимаешься каждый день все двенадцать часов – вот у меня сейчас две смены было и не было ни одной сцены без меня. Встал в шесть утра и в десять вечера приехал домой. Все время в кадре, даже, грубо говоря, поесть времени нет. Но это нормальная актерская работа.

Актер и врач – как вы готовились к роли, как адаптируетесь?

У меня в роду очень много врачей, правда, в основном стоматологов, но тем не менее, я часто с этим сталкивался в жизни. Кто-то болел, то есть я был в больницах, поликлиниках. Не знаю почему, но я часто обращал внимание на врачей, даже сам когда-то хотел поступать в медицинский, но судьба отвела – стал актером.

Случалось, ли играть то, на что в жизни вы бы никогда не пошли?

Конечно, бывало такое. Недавно, например, я играл одного персонажа – сексуального маньяка. Ещё барышня там была молодая и почему-то его начали называть педофилом, хотя героине было уже за восемнадцать, поэтому к педофилии это отношения не имеет. Но он был одержим некими сексуальными фантазиями и ему хотелось воплотить их именно с ней – немного больной человек. Естественно, в жизни я не страдаю подобным – мне это не нужно. Также я играл киллеров, людей, которые способны убить, – но в жизни я на это не способен.

А были ли ситуации, когда приходилось рисковать собой?

Иногда в трюковых сценах меньше риска, чем просто в быту. Я помню мы, как-то снимали кино, и актер шел с актрисой по парку, мило беседуя, а оператор случайно зацепил острую ветку, и она ему кольнула буквально в миллиметре от глаза – то есть ещё чуть-чуть и он бы остался без глаза. А так, конечно, все бывает. Но в данном сериале нет таких сцен – это не экшн. Хотя здесь у нас есть сцена аварии. Мы ещё не снимали ее снаружи, но там, наверное, будут задействованы каскадеры. Снимали внутри – я был за рулем и отыгрывал свое состояние внутри. А вообще, часто бывают сцены, в которых приходится драться, стрелять, бегать, падать, прыгать и так далее.

Вы помните тот момент, когда точно решили, что будете актером?

После просмотра фильма «Кровавый спорт». Тогда я ещё был подростком и, когда Ван Дам сидел на двух стульях в шпагате, я почему-то решил, что хочу также сделать в кино – не просто хочу сесть на шпагат и заняться карате – я хочу сделать так именно в кино! И ровно через десять или пятнадцать лет это был мой первый фильм, в котором я сидел на двух стульях в шпагате!

По первому образованию вы химик-технолог, далее была Школа актера при Одесской киностудии, как вас занесло в Лос Анжелес?

Это была Нью-Йорская академия кино в Лос Анжелесе. Я получил диплом магистра, отучившись там два года. А, что занесло – хотел новых рубежей. Я вообще, когда решил стать актером хотел сниматься в американском кино. Тогда как раз у нас был переходной период, когда советское кино уже закончилось, а наше еще не появилось, поэтому я думал ехать туда и учиться. Сначала закончил учебу в Одессе и уже начал сниматься здесь, но все равно мне хотелось туда, и я решил совместить – посмотреть, что такое Голливуд и поучиться там, тем более, всегда есть чему.

А почему не остались? Пробовали себя там? Ходили на кастинги, пробы?

Я снимался в кино. Там есть профсоюзные фильмы и нет, я снимался там в фестивальных картинах и других, будучи студентом. Но не имел права работать, потому что у меня не было соответствующей визы. Для того, чтобы сниматься в профсоюзных фильмах нужна рабочая виза, чтобы сниматься в тех, которые показывают в кинотеатрах – нужна специальная карточка, а для работы на телевидении – нужно иметь карточку телевизионного актера, а их очень непросто получить, они стоят денег и нужно предварительно сняться в специальных проектах. К тому же там есть определенные иерархии. Просто, если бы я остался там, я бы сидел и ждал кастинги, на которые я могу пойти, а я могу пойти только на те, для которых нужны актеры славянского типа – я не могу играть американцев, потому что я не выгляжу, как они и мой английский сразу читается. Таких кастингов, где нужны такие актеры, как я достаточно мало. Несмотря на то, что Лос Анжелес большой и там много фильмов, но ходить раз в полгода или раз в год на кастинг, а в остальное время – сниматься в массовках или где-то работать? А здесь, когда я уезжал в Америку, постепенно начало появляться кино, и я уже начал в нем сниматься, поэтому я знал, что я вернусь и буду иметь работу. Я как-то спрашивал у наших актеров, которые в Голливуде чего-то уже добились, и они сказали: «Даже не думай оставаться – это будет самой большой ошибкой, потому что здесь актеры потеряли свои лучшие годы. Если у тебя там есть возможность – снимайся и обязательно будет копродукция». И действительно, сейчас очень много примеров, когда в Украину приезжают иностранные компании и снимают фильмы – я уже в нескольких картинах снялся и, поэтому, я надеюсь, что так оно и будет – Украина будет связана с европейским, с американским кино и все это будет общее. И тогда я применю свои навыки и свой английский.

Расскажите о ваших хобби и увлечениях. Чем вы занимаетесь помимо актерской деятельности?

Так как я живу в Одессе, я очень люблю гулять возле моря. В Киеве – я гуляю возле Днепра. Значит, я очень люблю воду. И у меня дома есть большой-большой аквариум и там плавают большие японские карпики. Еще люблю спорт – это мое второе Я. Регулярно занимаюсь спортом и, кстати, мой герой тоже – как раз с этого и начинается фильм, как он бежит и занимается на турниках. 

Как-то вы сказали, что для вас главное, чтобы в роли было что-то философское и глубокое. Эта роль, эта картина именно такая?

Да. Но дело не в самом проекте. Михаил Чехов говорил, что всегда в любой роли нужно искать что-то высшее, какое-то высшее творческое зерно, начало, к которому нужно стремиться – его трудно понять мозгами и больше такая природа бессознательного. Я в этой роли для себя думаю, что он не совсем до конца счастлив и в начале фильма он этого даже не понимает – у него нет детей, нет полноценной семьи, зато он успешный хирург у него есть деньги, постоянно менялись спутницы жизни и ни с кем он не хотел серьезных отношений. Мне кажется, что, когда у человека нет гармонии этой полноценной семьи, когда нет детей, любимой женщины, он до конца быть счастлив не может. Может быть поэтому он насколько углублен в работу, и такой педант, но, когда в его жизни вдруг появляется внучка Аля, как снег на голову. Вернее, у него есть сын, но он не принимал участие в его жизни, потому что он появился, когда мой герой ещё сам был совсем молодым, грубо говоря, в 20 лет. Ну, естественно, что люди в этом возрасте еще не совсем хотят детей, не совсем осознают ценности семьи, поэтому это все прошло, а сейчас он один, есть как бы любимая девушка, ему с ней хорошо, но нет той теплоты, которая нужна каждому человеку. Когда появляется внучка, появляются отношения с другим врачом он начинает понимать, что оказывается в жизни есть главные и есть более серьезные – душевные вещи. Он расслабляется и становится по-настоящему счастливым человеком. Поэтому высшая цель человеческого счастья, общения с людьми – мы же, когда с детьми общаемся – немножко сами превращаемся в детей – начинаем дурачиться. Поэтому я тоже хочу в этом фильме сделать так, чтобы он серьезный врач и со всеми общается достаточно холодно, а когда с ребенком – у него башню срывает, и он сам становится ребенком.

Каких жизненных ценностей вы придерживаетесь?

Позитив – самое главное для меня. Вообще не люблю, когда люди не довольны, на что-то жалуются, критикуют, сплетничают. Я за позитив, за пунктуальность, за серьезное и профессиональное отношение к делу и за любовь!

Что вам поднимает настроение?

Юмор, хорошее кино, а вообще, если честно, оно у меня всегда хорошее! И знаете, как говорят: «Как вы расслабляетесь? – Я не напрягаюсь!». Так вот и я, у меня жизнь – сплошной праздник, зачем скучать. Я занимаюсь любимым делом, приезжаю в любимый дом, где меня встречает любимая жена – чего ещё можно хотеть?

О чем еще хотите рассказать зрителю? В каких образах предстать?

Хочу очень серьезных и больших проектов Европейских и Американских. Совместных с украинским, конечно же, потому что я благодарен украинскому кино за свое становление. А если говорить о ролях, могу назвать референсы – Мориарти из «Шерлока Холмса», Джокер из «Бэтмена». Это люди с небольшим сумасшествием, способные на какую-то яркость и сдержанность, которую мы себе не можем позволить в обычной жизни. И при этом, как правило, с юмором.

Как вы совмещаете семью и работу? Вы одессит, а проекты в основном снимаются в Киеве, ну или, например, в Латвии, из которой вы только что вернулись – работали над другим проектом.

Я как-то проходил через одесский ЖД вокзал – там есть мостик такой, и с этого моста видно все пути. И почему-то не было ни одного поезда – все рельсы были пустые. Такой красивый пейзаж – я сфотографировал на телефон и сделал себе заставку на компьютер – куча пустых путей. И вот с тех пор моя жизнь стала на колесах – сейчас я практически живу в поезде. В этом месяце я живу в Киеве, так что жена приедет в гости, а если будет пару выходных – я поеду к ней, домой, тем более у меня постоянные спектакли в Одессе.

Расскажите в каких проектах вы сейчас заняты и где вас можно будет увидеть в ближайшее время?

Сейчас выходит картина «Подкидыш», а уже 7 октября сериал «Маркус» – это украинско-латвийский сериал. А пробы – это постоянное для актера дело. А также в театре, где я сейчас задействован только в одном спектакле, потому что не могу позволить больше – много съемок и трудно подстраивать графики. Спектакль наш очень интересный – по японскому драматургу Коки Митани «Академия смеха». Произведение не очень известное в театральных кругах… Мы сами с моим другом срежиссировали, это, наверное, первая постановка этого спектакля. Это спектакль на двоих. Про японского драматурга, который приходит в театр получить разрешение на постановку комедийного спектакля – получить рецензию на комедийную пьесу. И события, кстати, очень перекликаются с нашим временем, потому что это военное время и цензор пытается доказать драматургу, что не уместны увеселительные развлечения – сейчас надо сплотиться воедино. Поэтому не надо заниматься комедией, театры нам не нужны, искусство нам не нужно. А мне кажется, что именно это очень важно и очень нужно, поэтому я этого цензора переубеждаю, что юмор очень важен, особенно в тяжелое время. Это спектакль злободневный – раз в месяц его играем в Одессе в театре на Чайной.  


Материалы по теме