Слава Соломка: Все самое лучшее случается само по себе

Слава Соломка: Все самое лучшее случается само по себе
Ведущий Слава Соломка
пресс-служба

Ведущий программы «Панорама» на сегодняшний день – без сомнения, одна из самых ярких звезд телеканала «Киев».

Читайте такжеАктриса Реальной мистики Людмила Ардельян: Не снимаюсь в ритуальных сценах, эротических и боюсь трюков
Умный, ироничный, даже язвительный иногда, умеет постоянно держать внимание зрителя. Периодически от него достается не только гостям в студии, но и коллеге по эфиру Евгении Золотоверхой.  Сегодня Соломка вместе с Женей и Олегом Борисовым ведут спецпроект «Карантин».

Самый актуальный сейчас вопрос, как ты проводишь время дома на карантине, когда не ведешь в прямом эфире спецпроект «Карантин»?

Свободное время трачу с пользой и совершенствую свое актерское мастерство.  Есть такая социальная сеть - TikTok, в которой можно создавать разные образы, петь, записывать короткие клипы просто весело дурачиться и при этом сразу видеть реакцию аудитории на твое творчество. Очень рекомендую!

По поводу твоих талантов. По образованию ты – актер. Работал в театре и снимался в кино. Уже много лет работаешь на телевидении, а еще – на радио. Вот что из этого всего твоя настоящая любовь и страсть? И почему?

Телевидение, конечно же.  Я закончил театральный, потом работал в нескольких театрах – Молодом, «Сузір'я», Театре на Подоле. Еще снимался в кино, где играл каких-то «додиков» и «ботаников» - эти персонажи, видимо, по мнению режиссеров, соответствовали моему типажу (а я тогда был еще более субтильного телосложения). Вот только они не соответствовали моему внутреннему состоянию. Получалось, что эти герои, согласно сценария, доносили до зрителя совершенно не тот смысл, который есть внутри меня, как личности. И я чувствовал какую-то профессиональную даже не нереализованность, а недосказанность. Как-то раз рассказал об этом Алексею Гончаренко. И он как бы между прочим заметил, что мне нужно на телевидение.

Отметим, что это тот самый Алексей Гончаренко, который свою карьеру тоже начинал в театре в качестве актера, потом пошел на телевидение и, в конечном итоге, стал успешным продюсером. Возможно, он в твоей тогдашней ситуации себя точно также чувствовал?

Думаю, да. Но тогда я этой фразе не придал особого значения. А потом как-то сидел в зале Театра на Подоле, наблюдал за репетицией. Помню это был ноябрь, на улице моросил дождь, очень противная погода. И в какой-то момент меня аж в жар бросило: мне же 23 года, что я здесь делаю? Так же можно досидеть до пенсии. Было ощущение, что я тут не на своем месте. И вот я срочно начал искать какие-то кастинги, рассылать свои фотографии, писать на телеканалы. В общем, пытался найти работу телеведущим.  И буквально через некоторое время мне позвонили с Нового канала. «Здравствуйте, Вячеслав! Мы перезапускаем утреннее телешоу, и хотели бы вас пригласить на тракты».  И у меня в голове щелкнуло: вот мое место, я там обязательно должен быть! Вот с таким настроем шел на Новый канал. Я настолько был уверен в себе, что, если бы в тот момент у меня была бы трудовая книжка, взял бы ее с собой. 

Читайте такжеАртем Пивоваров хотел принять роды у блондинки
Кастинг проводила лично Маша Ефросинина. Как обычно все происходит? Тебя просят рассказать о себе. На кастингах у людей всегда волнение, зажимы, мандраж. В общем, я начинаю говорить что-то, потом Маша меня останавливает: «Спасибо большое. Мы вам позвоним». И вот я уже собираюсь выходить, и меня как будто пронзило: «Подождите! Стоп! Это все?!» Я разворачиваюсь и говорю: «Вы не понимаете! Я здесь должен работать!» И начинаю перечислять: поэтому, поэтому, потому что я такой-то, умею то-то и то-то.  И Маша говорит: «А у вас, оказывается, есть темперамент! А мне тут подсказывают, что вы очкарик. (Я перед входом снял очки).  Можете их надеть? Ой, так еще интереснее!»  В общем, потом был второй тур.  Меня посадили вместе с Сашей Скичко. И так нашу группу со временем выделили. До сих пор мурашки по коже, когда вспоминаю момент, как захожу в кабинет генпродюсера, а он говорит: «Слава, мы готовы сделать тебе предложение стать ведущим Нового канала». И я начал работать на «Подъеме».

Так чем же тебе так понравилась работа на телевидении?

Эта работа кардинально отличается от актерской. У актера всегда есть сценарий, пьеса, который он должен – виртуозно, талантливо, гениально -  исполнять.  За него наперед определили все автор пьесы, сценарист, режиссер. На телевидении ты являешься соавтором. От тебя зависит, как ты будешь подавать информацию. Заметьте, профессии диктора, который просто сидит и читает с суфлера, уже давно нет.  Даже ведущие новостей сами для себя пишут тексты и подводки. Вот в чем принципиальная разница по сравнению с театром или кино. И мне это интересней.

Все телеведущие, работавшие на утренних телешоу, говорят, что это физически очень тяжело.

Правда. Мы продержались два года. Но при этом ловили сумасшедший кайф. На мой взгляд, нигде не получишь лучшего опыта в качестве телеведущего, чем при работе в утреннем шоу. Потому, что там приходится делать абсолютно все. Многие думают, что ведущие провели эфир, а потом у них целый день свободен. Это не так. Потом начинается съемка сюжетов, каких-то промо-роликов, летучка. То есть домой ты приходишь не раньше 7-8 часов вечера. А в 10 уже надо лечь спать.  Потому, что вставать приходится в 4 утра. По-моему, такое может выдержать только молодой организм. Хотя, конечно, бывают примеры, когда более взрослые ведущие годами, втягиваясь, продолжают работать в утренних эфирах. Но из-за этой постоянной усталости в команде начинаются конфликты, накапливается раздражение, происходит выгорание. Это все есть.

Ты также имеешь опыт работы на радио. Я общалась со многими радийщиками, которые потом сделали карьеру на телевидении, они все равно утверждали, что радио – это главная их любовь. 

Я попал на радио совершенно случайно и после телевидения. При этом мне тоже очень нравится радио. Там совершенно иная степень свободы. И другая интонация разговора со слушателем.  На радио можно позволить себе то, что нельзя в телеэфире. И наоборот, на телевидении невозможно делать то, что позволяешь себе на радио.

На радио важна интонация. Там очень хорошо слышны полутона, даже произнесенные полушепотом. Ведь у слушателя есть только твой голос и больше ничего. И поэтому лучше чувствуются какие-то полунамеки. Даже длина паузы имеет значение, ведь она может очень четко подчеркнуть твое личное отношение. Ты даже можешь жонглировать этими полутонами. С другой стороны, на телевидении можно выразить свое отношение жестами или мимикой. Я бы сказал так: радио - более камерное, а телевидение - более выпуклое.  На ТВ, особенно в каких-то больших шоу, ты можешь быть громогласным. А на радио, где, казалось бы, ты не видишь своего слушателя, но при этом во время разговора буквально заглядываешь ему в глаза, как будто сидишь с человеком на одной кухне.

После ухода с утреннего шоу ты взял паузу для отдыха?

Уже буквально через месяц меня пригласили на только открывшийся тогда 112 канал на шоу для подростков. И еще через какое-то время -  на ТВі, причем тоже совершенно случайно. Вот у вас же на сайте «Дуся» вышло интервью, в котором на вопрос, какое шоу хотел бы вести, я ответил: «Ранкові куросани». Там случайно прочитали мое интервью и пригласили меня на встречу с генпродюсером. Дело в том, что с той программы как раз ушел ведущий, и на его место искали замену. Меня спросили, что я умею делать и сколько денег хочу. Я назвал сумму раза в два выше, чем был тогда на рынке. «Нет, ну столько мы не можем вам предложить. Давайте вот такую сумму». А это все равно было очень неплохо.

И так оказалось, что полгода работы в программе «Ранкові куросани» для меня стали очень счастливыми, наверное,  самыми счастливыми за всё время моей работы на ТВ.  Я предложил в качестве шеф-редактора Алену Кучернюк и гостевого редактора Иру Чимерис, с которыми работал на Новом. Считаю, у нас получалась очень крутая команда. При этом нас никто не дергал по поводу рейтингов и прочего. Мы были абсолютно свободны, могли позволить себе все, что угодно. Вместе с моими соведущими Валерой Сараулой, Линой Горбач и Юлей Крапивиной мы творили такое, что сейчас кажется чем-то фантастическим — степень свободы зашкаливала. И я себя поймал на мысли, что лечу на работу, как на крыльях. Самое интересное, что наши рейтинги иногда были выше тех, которые параллельно имела новая команда на «Подъеме».  Думаю, потому, что у нас все делалось искренне и с любовью, и это замечал зритель.

Читайте такжеКарты, эгоизм и сердце Фанни Ардан
Как раз тогда началась Революция Достоинства. После того, как ночью милиция штурмовала Майдан, на следующий день Алена придумала, что у нас будет молчаливый протест. То есть весь эфир мы будем молчать, а «на заднике» на экране будет транслироваться происходящее в тот момент на Майдане. И еще у нас были бейджики «Ми проти». Всё! И так три часа в прямом эфире. Перед этим я ругался с Аленой, говорил, что так нельзя, мы – утреннее шоу и должны нести зрителям положительный заряд. То есть изначально мне идея молчаливого протеста не понравилась. А потом, оказалось, что рейтинг того эфира был выше, чем на некоторых других каналах. Когда это сработало, я понял, что все-таки надо доверять времени, пространству и опытным профессионалам.

На телеканале «Киев» тебе также нравится работать?

Да. И, кстати, сюда я тоже попал относительно случайно. Ну, это же закон природы – все самое лучшее случается само по себе, без нашего вмешательства.

То есть ты считаешь, не надо ничего добиваться? Но ведь ты же тоже в свое время начал искать кастинги, писать письма…

Просто не нужно сопротивляться. Потому, что в любом случае тебя ведет в лучшую сторону. А вот если идешь не туда, где хорошо сердцу, а туда, где выгодно, – ты сопротивляешься в этот момент. Работать на телеканал «Киев» меня пригласил наш креативный продюсер Евгений Лесной, потому что готовился перезапуск программы «Панорама». А руководитель канала Юрий Лященко одобрил мою кандидатуру.

Тебя не смущало, что это коммунальный канал, у которого на тот момент уже был некий сложившийся образ? И что, возможно, твой имидж будет несколько диссонировать с этим фоном?

Действительно, когда я сюда только пришел, телеканал был довольно консервативным, так сказать, классическим.  Сейчас он сильно изменился. И продолжает меняться. Мы стараемся его дальше «шевелить» и делать более современным и актуальным. Потому, что современного зрителя крайне сложно привязать к традиционному телевидению. Сейчас ютуб обгоняет все. Я бы сказал, что сейчас телеканал «Киев» стал довольно либеральным.

Как вы выбираете темы для программы?

Если говорить о спецпроекте «Карантин», то, понятно, что все подчинено этой теме. Что же касается программы «Панорама», которая выходила в «докарантинные» времена, и когда все закончится, она вернется в эфир, то ее основная концепция – альтернативный взгляд на актуальные проблемы.  Например, если на других информационных каналах факты стараются подавать очень серьезно, мы стараемся посмотреть на все с другого ракурса.

Хочу задать тебе традиционный вопрос, который тебе уже, как оказалось, уже помогал в карьере. Если бы у тебя была возможность выбирать, какой формат шоу ты предпочел бы вести?

Информационно-развлекательную программу. И мне, действительно интересно, подавать альтернативный взгляд на все актуальные события. А ещё я мечтаю о тревел-шоу — может, и это интервью прочтёт тот, кто нужно!)

Людмила Троицкая


Облако тегов


Материалы по теме

x
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее...
This website uses Cookies to ensure you get the best experience on our website. Learn more... Ознакомлен(а) / OK