Звезда сериала «Танк» Андрей Мостренко: Я абсолютно не строгий папа

Звезда сериала «Танк» Андрей Мостренко:  Я абсолютно не строгий папа
Актер Андрей Мостренко

Откровенное интервью с актером Андреем Мостренко — уже на сайте TV.UA.

Читайте такжеНадежда Мейхер: Мне нечего скрывать
Этого актера на экране можно видеть часто. В этот раз — в 4-серийной военной драме «Танк», премьера которой состоялась 9 мая на ICTV

Несостоявшийся клоун

Андрей, кем вы мечтали стать в детстве?

Когда мне было 6 лет, отец спросил, кем бы я хотел быть. Я почему-то, не задумываясь, ответил, что клоуном. (Улыбается.) Все посмеялись и не придали этому значения. А мне действительно нравилось выступать, читать, стихи, принимать участие в конкурсах. Но поскольку мой отец — военный, я, окончив школу, решил продолжить династию. После армии охота к службе у меня отпала. Увлекся музыкой, мечтал создать свою группу.

Примерно в это же время отец вышел на пенсию, и наша семья переехала из Эстонии в Николаев. В нем было училище культуры и искусств, а среди специальностей — и музыкальные. Но отец сказал, что без нотной грамоты вряд ли поступлю, поэтому я подал документы на отделение режиссуры театрализованных представлений и зрелищ. А учитывая, что мои родители жили в селе, у меня была вполне реальная перспектива заведовать сельским домом культуры. (Улыбается.)

И как случилось, что все-таки стали актером?

На первом курсе училища одна знакомая попросила помочь — готовилась к конкурсу, и ей нужен был партнер, чтобы поставить отрывок из Ивана Франко «Незабутні». В жюри тогда сидели и артисты из николаевских театров. После нашего выступления они внесли мою фамилию в список участников конкурса. И что выдумаете? Я выиграл первую премию. После этого один из членов комиссии — народный артист Украины Александр Иванович Кравченко, привел меня в Николаевский Театр драмы и музыкальной комедии. Я почитал худсовету поэму «Гайдамаки» Шевченко, и мне сказали: «Поздравляем, со следующего сезона вы работаете в нашем театре».
Было ясно, что заведующим клубом уже точно не буду, и я перевелся на заочное. (Улыбается).

Сложнее всего не «хлопотать лицом»

Как складывалась ваша судьба в Киеве?

Мне и тут повезло. (Улыбается.) Я решил переезжать в столицу, пошел в Театр драмы и комедии на левом берегу Днепра. Помню, стоим с моим приятелем Андреем Белоусом в фойе, разговариваем, мимо нас проходит худрук Эдуард Маркович Митницкий. Через 10 минут возвращается и спрашивает Андрея: «А это кто?» — «Артист из Николаевского театра, он перебирается в Киев и хочет служить в театре, но пока не определился, в каком». Эдуард Маркович слету говорит: «А почему не у нас?» — «Потому что мест нет». — «Найдем. Готовы показаться через неделю с партнершей?». Через неделю я снова приехал, показался. И по сей день служу в этом театре.

Помните свое первую роль в кино?

Первую — уже нет. Я же не учился на артиста театра и кино, поэтому начинал с эпизодов. И мне все было интересно попробовать. Но точно помню, когда пригласили в сериал «Мухтар» на небольшую роль, сложнее всего было не «хлопотать лицом». (Улыбается.) В театре каждая твоя реакция должна быть настолько яркой, чтобы ее увидели даже в последнем ряду. А в кино на крупном плане достаточно просто прищурить глаз или слегка улыбнуться. Чтобы этому научиться, мне приходилось очень много наблюдать за маститыми артистами.

Знаете, что у меня долго не получалось? Актер кино должен все в точности повторять от дубля к дублю. Он должен знать, где взял чашку, выпил, закусил, где взял книжку, где потянулся, где сел, стал... Потому что иногда вроде сцену отыграли нормально, а потом звучит: «Еще дубль!». Но ты уже забыл, что делал.

То ли Штирлиц, то ли Петлюра

Одна из ваших последних ролей — немецкий офицер в 4-серийном сериале «Танк». Говорят, изначально вас пробовали на главную роль?

  Да. Но, наверное, по типажу не подошел. Я не вникаю никогда в эти подробности. Если продюсер, режиссер увидели во мне немецкого офицера, им виднее. Расскажу вам другую историю из жизни. Как-то меня пригласили в один украинский фильм на роль Петлюры. Сидим мы, значит, с режиссером, и он говорит: «Ты знаешь, я вот с тобой общаюсь — вроде ты похож на Петлюру. А на экран смотрю — вылитый Штирлиц!». (Улыбается.) В общем, не сыграл я тогда Петлюру. И спокойно к этому отношусь. Значит, не время. Мое кредо: «Все, что ни делается, к лучшему».

Чем заинтересовал ваш персонаж?

Шульц — немецкий офицер, командир отряда, который вошел на территорию нашей страны. Вначале он чувствует себя практически хозяином. Однако первая же стычка с одиноким танком, во время которой они получили очень жесткий отпор, приводит его в панику. Да что же это за сила сопротивления такая, что людей не пугает ничто: ни техническое превосходство врага, ни численное? Ему не понятно, что люди готовы отдать жизнь за свою родину. Сыграть такого персонажа, такие эмоции было очень интересно.

Ваш герой разговаривает по-немецки. С этим проблем не возникло?

Пришлось вспомнить язык. Я, конечно, учил его в школе, но не выучил. Служил в армии в Германии, и это мне тоже не помогло. (Смеется.) Еще в театре в спектакле «Вася должен позвонить» играю немецкого психолога и произношу целые куски текста. В общем, возможности подучить язык были. В итоге вспомнил, что в душе я музыкант, и сделал упор на мелодику немецкого — она мне близка почему-то. Чего не скажешь об английском.

Четырежды папа

О личной жизни Андрея Мостренко ничего не известно… Это секрет?

Почему? Не секрет. Я был дважды женат. Сейчас в браке с актрисой нашего театра Катей Качан. У меня четверо детей, которых очень люблю. Двое, от первого брака, остались в Николаеве: Мите уже 23 года, Насте — 15. С Катей у нас есть доченька Лиза (ей 7 лет) и сын Степан (ему скоро 2). Все дети дружат между собой, я с ними в тесном контакте. Мы созваниваемся, встречаемся. Я абсолютно не строгий папа, за что частенько «отгребаю» от мам. (Смеется.)

Чем любите заняться в перерывах между проектами?

Играю на гитаре, пою песни, сочиняю стихи. Еще мне нравится ездить в лес на шашлыки. Могу сам мариновать, жарить на костре. А вот дома на кухне я, скорее, праздничный повар. «Выступаю» в основном по мясу и рыбе. Первые блюда вообще не мое.

Какие еще минусы есть у Андрея Мостренко?

Я курю. Самое странное, что до 34 лет не курил никогда, даже в армии! А в театре пришлось задымить. Как-то на репетиции режиссер сказал: «Провальная сцена. Потому что ты не в затяг куришь, а по роли должен шмалить как профессионал». Вот с тех пор и пошло... Правда, сегодня я уже на самые легкие сигареты перешел, пытаюсь бросить. Так что можно сказать, недостатков у меня нет. (Смеется.)

Текст: Ольга Владимирова


Облако тегов


Материалы по теме